Психологія
КРУПНЕЙШИЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ МЫСЛИТЕЛЬ XX В. ИВАН ИЛЬИН

КРУПНЕЙШИЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ МЫСЛИТЕЛЬ XX В. ИВАН ИЛЬИН


Ильин считает, что в России возможны либо самодержавие, либо хаос и что Россия неспособна на республиканскую систему. «Мы были правы, - полагал Ильин, - когда мы не видели смертельной опасности в революции, но когда мы не принимали искушений стыда, которые так много уступали. Ильин больше воспринимал революцию и власть Советов как болезнь его дом, который неизбежно исчезнет - рано или поздно.

Ильин назвал нынешнее чтение довольно художественным ясновидением. Из книг, которые люди читают, Ильин мог многое рассказать о нем. Он считал, что каждый из нас - это то, что он читает, а также то, как он читает. «И мы все становимся тем, что читаем из того, что читаем, как будто букет цветов мы собирали во время чтения ...» Чтение русских поэтов, по мнению Ильина, не только полезно, но и гарантирует сохранение русской национальности. «Русский поэт является одновременно национальным пророком и народным музыкантом. А русский русский, который с детства влюбился в русское стихотворение, никогда не денатурирует ».

Ильин рассматривал Российскую империю как единый организм, который нельзя «расчленить» без боли, без ошибок. Он написал статью «Что расчленение России обещает миру?», Подчеркивая, что Россию нельзя рассматривать как совокупность территорий, регионов и племен, а только как живой организм. Тем, кто защищает свободу наций и их политическую независимость, Ильин отвечает, что племенное разделение народов никогда не совпадает с государством. «Вся эта история является ярким и убедительным доказательством этого. Всегда были маленькие нации и племена, которые не могли быть независимыми от государства». Россия, по словам Ильина, никогда не имела дело с насильственным крещением, истреблением или всесторонней русификацией, а насильственная денационализация и коммунистический эгалитаризм произошли только среди большевиков.
«Но для нас поучительно, что европейские политики говорили одновременно - о общеевропейском объединении и о всероссийском расчленении! .. Затем мы отметили эту многообещающую и, по сути, изменническую терминологию, и сделали соответствующий вывод: мир За кулисами хоронит единую национальную Россию ... ».

У каждого из нас бывает иногда чувство, что его силы приходят к концу, что он “больше не может”: “жизнь так тягостна, так унизительна и ужасна, что переносить ее дальше нельзя”... Но время идет, оно приносит нам новые тягости и новые опасности, — и мы выносим их, мы справляемся с ними, не примиряясь, и сами не знаем потом, как мы могли пережить и перенести все это. Иллюзия “невозможности” рассеивается при приближении к событиям, душа черпает откуда-то новые силы, и мы живем дальше, от времени до времени снова впадая в ту же иллюзию. Это понятно: наш взор близорук и поле нашего зрения невелико: мы сами не обозреваем тех сил, которые нам даны, и недооцениваем их. Мы не знаем, что мы гораздо сильнее, чем это нам кажется; что у нас есть дивный источник, которого мы не бережем; дивная способность, которую мы не укрепляем; великая сила личной и национальной жизни, без которой не возникла бы и не удержалась бы никакая культура... Я разумею — духовное терпение.Жизнь человеческая покоится вообще на управлении самим собою и на самовоспитании; искусство жить есть искусство воспитывать себя самого к Божественному. Чем страшнее, чем безрадостнее жизнь, тем важнее находить совершенное в мире и бескорыстно наслаждаться им. Во всякой траве есть цветы, во всяком облаке есть красота, во всяком человеке есть своя глубина; о вечной тайне молчит природа, об отрешенности и бесконечности говорит звездное небо. Отвлечение, утешение с радостью ждут нас повсюду, нужно только умение воспринимать их и предаваться им. Иногда достаточно просто поднять глаза к небу или взглянуть на вдохновенно писанную икону. И нет такого безрадостного тупика в жизни, которого нельзя было бы проломить молитвою, терпением или юмором.Терпение есть своего рода доверие к себе и к своим силам. Оно есть душевная неустрашимость, спокойствие, равновесие, присутствие духа. Оно есть способность достойно и спокойно предвидеть возможное зло жизни и, не преувеличивая его, крепить свою собственную силу: “пусть наступит неизбежное, я готов считаться и бороться с ним, и выдержки у меня хватит”... Мы не должны бояться за свое терпение и пугать его этим, а малодушное словечко “я не выдержу” — совсем не должно появляться в нашей душе. Терпение требует от нас доверия к себе и усиливается тогда вдвое и втрое...А если час пришел, если испытание началось и терпение впряглось своею силою, тогда важнее всего не сомневаться в нем и в его выдержке. Лучше всего не думать вовсе — ни о том, что терпишь, ни о своем терпении; если же думаешь о своем терпении, то думай с полным доверием к его неисчерпаемости. Стоит сказать себе: “ах, я так страдаю” или “я не могу больше”, — и сейчас же наступает ухудшение. Стоит только сосредоточится на своем страдании, и оно тотчас же начинает расти и пухнуть, оно превращается в целое событие и заслоняет все горизонты духа. Кто начинает внимательно рассматривать свое терпение, тот пресекает его непосредственную и незаметную работу: он наблюдает за ним, подвергает его сомнению и обессиливает его этим. А как только терпение прекращается, так уже обнаруживается нетерпеливость: нежелание нести, бороться и страдать; отказ: протест, бессилие и отчаяние. А когда душу охватывает отчаяние, тогда человек готов на все и способен на все — от мелкого, унизительного компромисса до последней низости: дело его кончено и сам он погиб...Терпение совсем не есть “пассивная слабость” или “тупая покорность”, как думают иные люди, напротив — оно есть напряженная активность духа. И чем больше оно прикрепляется к смыслу побеждаемого страдания, тем сильнее становится его творческая активность, тем вернее наступает его победа. Терпение есть не только искусство ждать и страдать, оно есть, кроме того, вера в победу и путь к победе; более того — оно есть сама победа, одоление слабости, лишения и страдания, победа над длительностью, над сроками, над временем: победа человека над своего тварностью и над всякими “жизненными обстоятельствами”. Терпение есть поистине “лестница совершенства”...И кто присмотрится к человеческой истории — сколь велики были страдания людей и что из этого выходило, — тот познает и признает великую творческую силу терпения. От него зависит выносливость всякого труда и творчества; оно ведет через все пропасти искушения и страдания; оно есть орудие и сила самого Совершенства, начавшего борьбу за свое осуществление в жизни; и потому оно составляет живую основу всего мироздания и всяческой культуры... Отнимите у человека терпение, и все распадется в ничтожество: верность, скромность и смирение; любовь, сострадание и прощение; труд, мужество и работа исследователя...Две книги известного русского философа  Ильина (1883-1954) "Я вглядываюсь в жизнь. Книга раздумий" и "Поющее сердце. Книга тихих созерцаний". В них он попытался ответить на вопросы, которые ставит жизнь перед каждым из нас. Это своего рода "путеводитель" и "пособие" для человека, идущего по жизненной стезе, где встречаются не только радости, но и невзгоды, страдания, сомнения, душевные муки и терзания...

↓Поділитися з друзями в Facebook↓

↓Тисни «Подобається» і отримуй тільки кращі пости в Facebook↓